WW II

Обсуждение исторических тем.

Сообщение dwatch » Вт сен 03, 2013 22:02

...Извиняюсь,может немного не в тему...сейчас смотрю фильм ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА.ДЕНЬ ЗА ДНЕМ http://films-online.su/forum/14-235-1
Очень много для себя открываю нового и неизвестного...
Время дарит нам опыт,отбирая за это постепенно жизнь...
Аватара пользователя
dwatch
Завсегдатай
 
Сообщения: 73
Зарегистрирован: Пт авг 19, 2011 09:42

Сообщение прапор » Ср сен 04, 2013 20:52

KhanSolo писал(а):кстати, кто не знает - Михаил Николаевич Бельский - выпускник Ставропольского суворовского военого училища

:good: не знал
Командиры в кустах не слабятся
Аватара пользователя
прапор
Министр обороны
 
Сообщения: 5456
Зарегистрирован: Пн июл 07, 2008 11:37

Сообщение Murphy » Вт июл 08, 2014 21:34

Поднимаем. Приглашаю коллег продолжить после долгого перерыва.
Аватара пользователя
Murphy
Старожил
 
Сообщения: 156
Зарегистрирован: Пн ноя 10, 2008 16:22
Откуда: Ставрополь

Сообщение прапор » Ср июл 09, 2014 11:39

Погожим Майским днём в одном из коммерческих московских тиров на Поклонной горе, где по традиции любят собираться ветераны Великой Отечественной, появился пожилой человек небольшого роста. Заказал мишень и 13 патронов к малокалиберной винтовке. Когда первые 3 пули ушли в "молоко", упражнявшиеся здесь в стрельбе бритоголовые молодцы с ухмылочкой переглянулись - мол, отстрелял уже своё дедушка. Но, приноровившись к оружию, все последующие 10 пуль тот послал точно в цель. Когда со стенда сняли мишень, то на ней оказалось выбито 9 "десяток" и 1 "девятка". Хозяин тира в знак уважения вернул меткому клиенту деньги, уплаченные за стрельбу, и попросил оставить в заведении на память уникальную мишень с автографом посетителя.

Этим стрелком был пенсионер из Бреста Полковник в отставке Иван Терентьевич Ткачёв, приехавший в Москву на встречу с однополчанами. В годы войны он был снайпером. На его счету 169 официально убитых немецких солдат и офицеров, каждый из которых был отмечен в личной снайперской книжке. А вот на счету его друга из Подмосковья Героя Советского Союза Михаила Буденкова убитых врагов более 400. Именно с Буденковым брестчанин Ткачёв, будучи в последний раз в Москве, зашёл в тир. Но тогда боевой товарищ не стрелял, потому что не взял с собой очки, а то бы и он тряхнул стариной. Ведь если Ткачёв в свои 20 с небольшим лет уничтожил почти две сотни врагов и считался на войне признанным асом, то Буденков с многосотенным личным показателем был, выражаясь современным языком, "суперпрофи".

- Да, Миша Буденков был на войне действительно снайпером от бога, - вспоминает Иван Терентьевич, - потомственный сибиряк с отличными охотничьими навыками, отменным здоровьем и молодым зорким глазом. Именно опыт таких людей в годы войны помогал профессиональному становлению нашей армейской снайперской школы.

Сам Ткачёв пришёл в снайперы из другой среды. Ещё в школе украинский паренёк из Сумской области увлекся движением ворошиловских стрелков. Стал перворазрядником. В самом начале войны в 18-летнем возрасте ушёл на фронт и поначалу служил в разведке. Однажды метров с 800 уложил из винтовки немца, нагло маячившего на передовой. Тогда ему и сказали - быть тебе снайпером. Но умение метко стрелять для людей этой воинской профессии - только полдела. Способность выбирать позицию, маскироваться, ждать и думать, постоянно совершенствоваться - вот какие факторы играли главную роль в решении сакраментального вопроса, "быть или не быть" сегодня снайперу в живых. Иван Ткачёв усвоил, по - видимому, эти уроки на "отлично", потому что оказался в числе немногих, кто остался в живых из нескольких десятков снайперов 21-й Гвардейской стрелковой дивизии 3-й Ударной армии, сражавшейся на многих фронтах северо - западного направления.

Ветеран вспоминает, что примерно в 1943 году к ним в часть прибыл отряд из 50 девушек, закончивших снайперские курсы. На фронтовом полигоне они блеснули стрельбой, которая была недосягаема даже для бывалых фронтовиков. А вот в реальных условиях снайперского противостояния зоркий глаз многих так и не спас. 82-летний Иван Терентьевич до сих пор хранит фотографию Маши Аксёновой - симпатичной девушки из Сибири, которая получила тяжёлое ранение после того, как фашистский снайпер попал в прицел её винтовки. ( Совсем как в художественном фильме "Ангелы смерти", где немецкий профессиональный стрелок, роль которого исполнил Регимантас Адомайтис, через систему зеркалец убивает по блеску прицела в развалинах Сталинграда девушку - снайпера ). Мария Аксёнова выжила. Ткачёв переписывался с ней до тех пор, пока её жизнь не оборвалась уже в мирное время.

Самому Ивану Терентьевичу вражеские пули разбивали прицел ровно 10 раз, и всегда он отделывался всего лишь царапинами, потому что, нажимая на курок, тут же, за доли секунды, нырял головой под прицел. В охоте опытных снайперов друг на друга всё решали мгновения, и кто - то один обязательно не возвращался к своим.

Так воевали асы. А начинающие охотники гибли чаще и прозаичнее, порой просто засыпая на боевой позиции или выдавая себя излишним усердием в погоне за незначительными и лёгкими жертвами. Таких "снайперов на час", а точнее, на день - два стало особенно много после Сталинградской битвы, в ходе которой снайперские силы доказали свою эффективность с обеих противоборствующих сторон. Отдельным командирам тогда казалось, что снайпером может стать любой пехотинец, вооружённый винтовкой с оптическим прицелом. Жестокая логика войны доказала, что это не так.

Насколько снайперов боготворили и берегли свои, настолько люто ненавидели и стремились уничтожить чужие. Немцы в этом отношении имели одно немаловажное преимущество. Цейсовский прицел с немецкой винтовки легко сбрасывался, и захваченный фашистский снайпер мог прикинуться обыкновенным солдатом и спасти тем самым себе жизнь. Прицелы на "трёхлинейке" Мосина, бывшей на вооружении у наших снайперов, крепились намертво. У захваченного с таким вооружением бойца шансов остаться в живых не было. Снайперов в плен не брали... Ивана Ткачёва, к счастью, от такой ситуации судьба уберегла.

В 1944 году, выйдя на очередную охоту, он оказался под мощным артобстрелом наступающих немецких частей. Контуженного, его вытащил с поля боя старшина медицинской службы Илья Федотов, имя которого он запомнил на всю жизнь. После госпиталя хотел опять взять в руки снайперскую винтовку, вернуться в свою роту. Но его перехватило артиллерийское командование своей же части и сделало командиром расчёта противотанкового орудия. Так что до конца войны, которая для него закончилась в Прибалтике, по - снайперски бил Иван Ткачёв уже по фашистским танкам. Может быть, поэтому поотстал в количественных показателях от своих соратников по снайперскому делу, которые довели счет убитых за войну до 400 - 500 врагов ?

- Может быть, - соглашается ветеран, но поясняет, что не всегда удачный выстрел фиксировался в снайперской книжке, которую стрелок имел при себе. Его должны были документально заверить наблюдатель - телохранитель, всегда сопровождающий снайпера, и командир роты, в расположении которой он действовал. Например, 11 Декабря 1943 года армейская газета 3-й Ударной армии "Фронтовик" написала о том, как "в течение дня Гвардии старший сержант Иван Ткачёв убил в ходе боя 28 немцев". Но в официальный личный зачёт сержанта они не попали...

- Не до этого было, - вспоминает бывший солдат. - Бой был очень жарким. В его начале по приказу командира роты уничтожил 2 пулемётных расчёта, потом вместе с пехотой пошёл в атаку, вёл прицельный огонь по отступающему врагу. Словом, действовал как рядовой боец, конечно, используя преимущества своего оружия.

Другое дело, когда снайпер скрытно выходит на охоту. Тут уж снайперская книжка обязательна. Бывает, целый день просидишь в укрытии, не приметив ни одного немецкого офицера, тогда довольствуешься рядовым солдатом и делаешь соответствующую отметку, без которой возвращаться было как - то стыдно.

За один такой "рабочий день", проведённый осенью 1943 года у деревни Турки Перевоз под Невелем, Ивану Ткачёву пришлось отчитываться почти через 10 лет. Вдвоём с напарником из надёжного укрытия они уложили тогда у входа в землянку 3 немецких офицеров и 4 солдат. А 8-го немца, совсем юного, перепуганные глаза которого отчётливо были видны в оптический прицел, сержант Ткачев пожалел и на спусковой крючок не нажал. Вернувшись в батальон, соврал командиру - мол, не убил немца, потому что боялся выдать себя лишним выстрелом. А в 1952 году узнал "своего" немца в Москве на выставке ГДР, проходившей в парке Горького, в одном из экскурсоводов. Подошёл, вспомнил случай под Невелем. В свою очередь, экскурсовод подтвердил, что в составе 122-й пехотной дивизии участвовал осенью 1943 года в боях под этим городом. Однажды по позиции, куда он попал после госпиталя, стреляли снайперы...

Немецкий экскурсовод и Иван Ткачёв, который тогда учился в Москве в Военно - Юридической академии, расстались, не обменявшись адресами. Только и сообщил Ткачёв, что является слушателем этого престижного учебного заведения. А через несколько месяцев офицера вызвали "куда следует". Оказывается, на его имя в академию пришли фотография и письмо от жены и детей немца, благодаривших Ткачёва за то, что когда - то он пощадил их отца. Ткачёва приглашали в гости в Германию. Но послание до адресата не дошло. С его содержанием офицер ознакомился уже в кабинете следователя контрразведки. Вместо поездки на Запад Ивану Ткачёву "светило" долгое путешествие в Сибирь.

Потянулись тревожные дни и ночи. Время было суровое, и если бы не фронтовые командиры, подтвердившие снайперское прошлое слушателя академии, круто повернулась бы судьба бывшего храброго сержанта, который впоследствии долгие годы работал на руководящих постах в военных прокуратурах Гродненщины и Брестчины. А лицо немецкого солдата в снайперском прицеле до сих пор снится иногда Ивану Терентьевичу...

Однажды я не выстрелил.

Когда началась война, мне было 19, и я ушёл на фронт. Ещё в школе я был самым метким среди сверстников, гордился полученным значком "Ворошиловский стрелок". И был очень горд тем, что на фронте стал снайпером.

Сам факт присутствия снайперов на поле боя наводит страх на врага. Дистанция для такого стрелка не имеет никакого значения. У хорошей винтовки мощная оптика, и часто в прицеле видно выражение глаз ничего не подозревающего человека. Убивать тяжело. Но была война. Я считал, что невозможно воевать в белых перчатках и никогда не питал жалости к фашистам. Было ясно: если мы не выстрелим, выстрелят в нас. На моём счету сотни точных попаданий.

Но однажды я не выстрелил. И Бог дал мне удивительную возможность оказаться лицом к лицу с последствиями этого поступка.

Осенью 1943 года моя дивизия держала оборону на участке у белорусской деревни Турки - Перевоз. В тот вечер из штаба принесли почту, и мне в руки попало письмо, адресованное "самому храброму воину". На фронт часто приходили такие воодушевляющие солдат послания. Это письмо было от Валентины из Ленинграда. Она умоляла отомстить за убитых врагами родителей.

Я был очень тронут и на следующий день исполнил просьбу - уничтожил нескольких фашистов. Солнце уже клонилось к закату, и бой почти затих, когда вдруг в траншеях противника началось какое-то оживление. Я взял винтовку и навёл прицел. Возле землянки стоял высокий худой немец. "Долговязый - мой", - предупредил я товарищей.

В прицеле я отчётливо видел его лицо, повязку на правом глазу и шрам на щеке. Шатаясь, он нёс какой-то ящик в сторону окопа. Вдруг остановился: увидел своих убитых сослуживцев. И застыл - оторопевший и жалкий. Из укрытия выскочил офицер, сбил "долговязого" с ног и сам упал замертво, сражённый пулей кого-то из моих товарищей. Я по-прежнему предельно ясно различал через оптику и его глаза, и шрам на щеке, но уже не видел разметки на прицеле. Диоптрии "поплыли", и я снял палец со спускового крючка: пусть живёт...

Прошло много лет. В 1972 году в парке Горького в Москве проходила выставка ГДР. Я зашёл посмотреть. И вдруг увидел: немец - экскурсовод что-то кому-то рассказывает на ломаном русском. Шрам на щеке, неподвижный правый глаз, знакомая долговязая фигура... Я не верил своим глазам !

Разговорились. Да, в 1943-м он воевал на том же участке фронта, что и я. Да, он помнит тот случай. Тогда, ещё не оправившись от ранения, он подносил патроны к пулемёту и услышал крик: "Ложись ! Снайперы !" Но растерялся и остался стоять, пока не был сбит с ног. Вскоре его комиссовали и отправили домой.

Месяца через 3 я получил письмо из Германии. На фотографии - тот самый солдат, его жена и 3 дочери, очень похожие на отца. А на обратной стороне надпись: "Дорогой друг, посмотри на фотографию. Этих милых деток могло бы и не быть на свете, если бы вы тогда, на фронте, не проявили великодушие и не сохранили жизнь нашему дорогому отцу и мужу. Мы вам очень обязаны. Приезжайте в гости".

Ответ я не написал. Просто не смог подобрать слова. Впрочем, и времена для переписки с заграницей были не самые лучшие. Но всем сердцем почувствовал я тогда смысл заповеди "Не убий". И вспомнил строчки из любимого мною Блока:

Жизнь - без начала и конца.
Нас всех подстерегает случай.
Над нами сумрак неминучий
Иль ясность Божьего лица...
Командиры в кустах не слабятся
Аватара пользователя
прапор
Министр обороны
 
Сообщения: 5456
Зарегистрирован: Пн июл 07, 2008 11:37

Сообщение прапор » Ср сен 10, 2014 19:42

Во время Великой Отечественной войны в Красной Армии была восстановлена славная традиция – зачислять героев навечно в списки воинской части. C 1840 до 1917 г. такой почести в России было удостоено 12 солдат. А с 8 сентября 1943 г., когда традицию возродили, до 9 мая 1945-го навечно в списки были занесены еще три человека. Двое – Герои Советского Союза гвардии красноармеец Александр Матросов и гвардии лейтенант Вальдемар Шаландин – удостоились такой чести посмертно.

А вот Дмитрий Тяпин «встал в строй навечно», будучи живым и здоровым. При этом он даже не служил в рядах Красной Армии!.. Какой же подвиг совершил этот человек?..

…6 августа 1941 г. на окраине белорусской деревни Анютино Чериковского района Могилевской области в неравной схватке с фашистами погибли трое командиров РККА. Их тела обнаружил местный колхозник – 62-летний Дмитрий Николаевич Тяпин. Ночью, рискуя жизнью, он перенес погибших на деревенское кладбище и похоронил там. При этом обнаружил на теле одного из убитых орден Красного Знамени и… воинское знамя. Подумав, что лучшего места для схрона не найти, Тяпин закопал найденную реликвию в землю и пометил могилу одному ему понятным знаком. Мог бы человек в оккупированной деревне поступить и иначе. За похороны командиров Красной Армии, а тем более за сохранение знамени грозил расстрел. Но Дмитрий Тяпин не раздумывал, как именно поступить, ни в чем не сомневался, потому что имел крепкую воинскую закалку.
Рожденный 19 ноября 1879 года, он успел повоевать на Русско-японской войне в 95-м пехотном Красноярском полку, был награжден медалью «За храбрость». А на Великой войне 1914-18 г.г. рядовой 8-й роты 301-го пехотного Бобруйского полка Тяпин был награжден Георгиевскими крестами IV, III и II степеней. Просто так такие награды никому не давали…

И вручение знамени законным хозяевам ветеран обставил по-военному. Когда в октябре 1943 г. деревня Анютино была освобождена Красной Армией, явился к начальнику политотдела 38-й стрелковой дивизии 10-й армии полковнику М.И.Петрову и четко доложил:

— Товарищ полковник! Солдат старой русской армии 8-й роты 301-го пехотного Бобруйского полка Дмитрий Тяпин во время немецкой оккупации сохранил воинское знамя.

Могилу, где лежали безымянные герои 1941-го, вскрыли. Знамя по-прежнему лежало в полуистлевшем вещмешке, сохранился и орден Красного Знамени. По его номеру – 10046 — определили имя одного из погибших – старший политрук А.В.Барбашев. А вскоре выяснилось, что за знамя спас белорусский колхозник. Это оказался стяг одной из самых прославленных частей Красной Армии – 24-й Самаро-Ульяновской Железной дважды Краснознаменной стрелковой дивизии.

Почетный Революционный красный флаг был вручен этой дивизии в феврале 1928 г., к десятилетию РККА. В августе 1941 г. старшему политруку А.В.Барбашеву было поручено вынести знамя дивизии из окружения, однако сделать этого не удалось. 27 декабря 1941 г. легендарная дивизия, к тому времени почти полностью обескровленная в боях и к тому же утратившая боевое знамя, была расформирована. Ее номер был присвоен новой дивизии.
И вот теперь благодаря подвигу Дмитрия Тяпина знамя нашлось. 20 февраля 1944 г. появился приказ № 085, подписанный заместителем наркома обороны Маршалом Советского Союза А.М.Василевским: «За сохранение Боевого Знамени старейшей дивизии Красной Армии патриота Советской Родины гражданина Дмитрия Тяпина навечно зачислить в список одного из полков дивизии и представить к награждению орденом Красного Знамени».

Д.Н.Тяпина зачислили в списки 1-й роты 7-го стрелкового полка 24-й стрелковой дивизии. Однако быть просто «почетным красноармейцем» 65-летний ветеран не захотел и в рядах «своего» полка закончил войну в Праге. За участие в боях старшина Тяпин был награжден вторым орденом Красного Знамени

Спаситель знамени Дмитрий Тяпин до конца жизни оставался самым желанным гостем в 24-й стрелковой дивизии. На ее парадах он неизменно был знаменосцем.

В 1975 г. Д.Н.Тяпин скончался. В его родной деревне Анютино стараниями командования 24-й дивизии ему установили памятник. Прошли годы, но белорусский крестьянин Дмитрий Тяпин так и остался единственным человеком в истории России и СССР, который за совершенный им подвиг был при жизни навечно занесен в списки воинской части, при этом даже не состоя на военной службе.
Вложения
0_fd3e3_343caa90_orig.jpg
0_fd3e3_343caa90_orig.jpg (31.19 КБ) Просмотров: 2019
Командиры в кустах не слабятся
Аватара пользователя
прапор
Министр обороны
 
Сообщения: 5456
Зарегистрирован: Пн июл 07, 2008 11:37

Необоснованно награждённые.Драма одной семьи.

Сообщение Алексей-26rus » Пт сен 12, 2014 12:53

Григорий и Емельян Соколы попали в небольшую категорию лиц (всего 13 человек за всю историю), в отношении которых Указ о присвоении звания Героев Советского Союза был отменён как необоснованный
http://www.aif.ru/society/people/1324592
---(Самые лучшие мысли приходят по глупости)---
Я не знаю куда уходит детство, но я точно знаю, где оно играет!
Аватара пользователя
Алексей-26rus
Вождь нации
 
Сообщения: 912
Зарегистрирован: Сб июн 18, 2011 09:55
Откуда: С того берега моря

красноармеец Гитлер

Сообщение прапор » Ср окт 29, 2014 10:35

:roll:
Вложения
Gitler1.jpg
Командиры в кустах не слабятся
Аватара пользователя
прапор
Министр обороны
 
Сообщения: 5456
Зарегистрирован: Пн июл 07, 2008 11:37

Сообщение прапор » Пн дек 15, 2014 14:58

:roll: коменты излишни
Вложения
getImage.jpg
getImage.jpg (92.29 КБ) Просмотров: 1920
Командиры в кустах не слабятся
Аватара пользователя
прапор
Министр обороны
 
Сообщения: 5456
Зарегистрирован: Пн июл 07, 2008 11:37

Сообщение NeNoi » Вс май 24, 2015 16:34

- В космосе ничего не пропадает. Станислав Лем
Аватара пользователя
NeNoi
Вождь нации
 
Сообщения: 4120
Зарегистрирован: Вт июн 24, 2008 20:30

Сообщение Качок » Сб дек 12, 2015 17:32

Записи из дневника немецкого солдата, погибшего под Сталинградом.

В опубликованном дневнике немецкого солдата, воевавшего в составе группы армий «Север». Он рассказывает о случае, произошедшем с ним в самом начале войны в июле 1941 года:

«Мы с другими камрадами поспешили посмотреть, кто же причинил нам такой ущерб, и пошли влево от колонны, поднимаясь на маленькую горочку, слегка возвышавшуюся в 100 м от дороги. На этой горочке уже стояла группа наших офицеров и солдат, державших оружие наготове. Все они смотрели на что-то такое на земле, что скрывали от меня их фигуры.

Подойдя к этой группе немного со стороны, я увидел картину, преследовавшую меня затем многими бессонными ночами. На пригорке находился совсем неглубокий окоп, вокруг которого были видны немногочисленные воронки то ли от мин, то ли от малокалиберной пушки. Рядом с окопом лежало распластанное тело русского солдата, изрядно присыпанное землей — вероятно, от близких взрывов. На бруствере стоял русский пулемет без щитка; его кожух охлаждения ствола был туго замотан грязными тряпками — видимо, для того чтобы хоть как-то задержать вытекание воды через ранее пробитые пулями в нем дырки. Рядом с пулеметом на правом боку лежал второй мертвый русский солдат в грязной, измазанной кровью форме. Его покрытая густой пылью и тоже кровью правая рука так и осталась на пулеметной рукоятке. Черты его лица в кровавых пятнах и земле были скорее славянскими, я уже видел такие мертвые лица раньше.

Но самое поразительное в этом мертвеце было то, что у него не было обеих ног практически до колена. А кровавые обрубки были туго затянуты то ли веревками, то ли ремнями, чтобы остановить кровотечение. Видимо, погибший пулеметный расчет был оставлен русскими на этой горке, чтобы задержать продвижение наших войск по дороге, вступил в бой со следующей впереди нас нашей частью и был обстрелян артиллерийским огнем. Такое самоубийственное поведение уже мертвых русских тут же вызвало оживленное обсуждение у окруживших окоп моих камрадов и офицеров. Офицер ругался, что эти скоты убили как минимум пятерых его солдат, ехавших в передней машине, и испортили саму машину. Солдаты обсуждали, какой вообще был смысл русским занимать оборону на этой высотке, которую можно было обойти со всех сторон и их позиция была ничем не защищена.

Меня тоже занимали те же мысли, и я решил поделиться ими с нашим старым Хьюго, который стоял тут же, вблизи русского окопа, и молча протирал медный мундштук своей курительной трубки куском шинельного сукна. Хьюго всегда так делал, когда его что-то сильно расстраивало или настораживало. Он, естественно, видел и слышал то же, что и я.

Подойдя к нему совсем близко, я, стараясь говорить как бравый солдат, сказал: "Вот что за идиоты эти русские, не так ли, Хьюго? Что они вдвоем могли сделать с нашим батальоном на этом поле?"


И тут Хьюго внезапно для меня изменился. От его спокойной солидности, основанной на старом боевом опыте, внезапно не осталось и следа. Он вполголоса, так, чтобы не слышали остальные, сквозь зубы буквально прорычал мне: "Идиоты?! Да мы все вместе взятые не стоим двоих этих русских! Запомни, сопляк! Война в России нами уже проиграна!".

Я остолбенел от такой внезапной перемены в моем старшем наставнике, а тот отвернулся от толпы наших солдат, окружавших русский окоп и приподняв подбородок молча посмотрел на далекий русский горизонт. Затем три раза слегка сам себе кивнул, будто соглашаясь с какими-то своими скрытыми мыслями и слегка ссутулившись неторопливо пошел к нашему грузовику. Отойдя от меня на десяток метров, он обернулся ко мне и уже спокойным, привычным мне голосом произнес: «Возвращайся к машине, Вальтер. Скоро поедем»…
Увидеть мир в одной песчинке.И Космос весь-в лесной травинке.Вместить в ладони бесконечность.И в миге мимолётном-вечность!
Аватара пользователя
Качок
Очарованный странник
 
Сообщения: 14416
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 00:16

Сообщение KhanSolo » Пн дек 21, 2015 18:21

самая замечательная цитата по Сталинград - также из дневника убитого:
"...мы сражаемся за один этот город дольше, чем за всю Францию...".

любимый набор цитат - в противопоставление:

— Не ожидал увидеть такое, — несколько потрясенно замечает наконец Нойхофф, вторя моим мыслям. — Атаковать впятером целый батальон… Это же чистейшее самоубийство!
Нам еще только предстояло узнать на собственной шкуре, что эти маленькие кучки русских окажутся одной из наших самых больших головных болей. Кукуруза вымахала более чем в человеческий рост и представляла собой идеальное укрытие для этих банд горилл, таившихся в ней, в то время как основная часть сил русских уже откатилась назад в поспешном отступлении. Как правило, верховодили у них фанатичные советские комиссары, и мы никогда не знали, откуда и, главное, когда раздадутся их выстрелы.

Генрих Хаапе / Оскал смерти. 1941 год на Восточном фронте
Возможно, наш батальон погибнет. Но если мы задержим их хотя бы на полчаса - значит, мы родились и жили не зря!

Бауыржан Момышулы."За нами Москва. Записки офицера"
KhanSolo
Завсегдатай
 
Сообщения: 59
Зарегистрирован: Чт янв 07, 2010 20:36

Сообщение Качок » Вт янв 12, 2016 20:33

Из речи генерал-фельдмаршала Вильгельма Густава Кейтеля перед офицерами при подписании директивного приказа от 16 сентября 1941 года № СССР-98:
«Русские фанатично и предано любят свою страну и каждый из них, кажется рад возможности принести себя в жертву этому иррациональному чувству.
Наши профессиональные пропагандисты с помощью героев Геринга забросали противника листовками с доказательством варварства и дикости большевистского кровавого режима Сталина, который притеснял завоеванный им народ. Но, оказалось, что все наши усилия не стоят того места в которое употребляют наши материалы русские.
Им совершенно чужды наши принципы демократии и свободы, которые мы им добываем не щадя жизни наших лучших бойцов.
Им совершенно не нужны наши порядки и законы, благодаря которым мы считаем себя цивилизованным народом.
Они даже Бога, готовы отвергнуть, если Он не станет на защиту их Сталина и их родины.
Мы по истину воюем с самым отчаянным и страшным народом, который предпочтет смерть покорности нашей расе. И потому мы должны быть решительны даже если перед нами женщины и дети.
Несчастья, голод, лишения и даже смерть их не ослабляет, а сплачивает и делает сильнее.
Это необучаемый и не приручаемый противник противостоит всей европейской цивилизации, всем объединенным фюрером европейским народам и всем нашим достижениям и ценностям.
Мы должны ясно понимать, то о чем писал Клаузевиц:
«Россия не такая страна, которую можно завоевать, т.е.оккупировать. Такая страна может быть побеждена лишь собственной слабостью и действием внутренних раздоров. Поход 1812 года не удался потому, что неприятельское правительство оказалось твердым, а народ остался верным и стойким, т.е. потому, что он не мог удастся»

И по этому от нас солдаты Рейха требуется невиданное в истории человечества мужество и дисциплина, решительность и отвага, что бы сломить стойкость и верность противостоящих нам сил, внести вражду и ненависть на территорию России, ослабить и дезориентировать правительство большевиков, посеяв недоверие к Сталину и верховным командирам.
Человеческая жизнь абсолютно ничего не стоит, а устрашающее воздействие возможно путем применения необычайной жестокости на завоеванных территориях.
Эта война не на жизнь господа, а на смерть. На смерть противника, на смерть России. И нам выпало эту войну выиграть.

Помоги нам Бог!»
Увидеть мир в одной песчинке.И Космос весь-в лесной травинке.Вместить в ладони бесконечность.И в миге мимолётном-вечность!
Аватара пользователя
Качок
Очарованный странник
 
Сообщения: 14416
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 00:16

Сообщение Качок » Ср янв 13, 2016 21:28

«14 октября. Наши войска взяли завод «Баррикады», но до Волги так и не дошли, хотя до нее осталось не больше ста шагов…

Русские не похожи на людей, они сделаны из железа, они не знают усталости, не ведают страха, не боятся огня… Матросы на лютом морозе идут в атаку в одних тельняшках… Мы изнемогаем. Каждый солдат считает, что следующим погибнет он сам, быть раненым и вернуться в тыл – единственная надежда».

«16 ноября». Сегодня получил письмо от жены. Дома надеются, что к рождеству мы вернемся в Германию, и уверены, что Сталинград в наших руках. Какое великое заблуждение!.. Этот город превратил нас в толпу бесчувственных мертвецов… Сталинград – это ад! Каждый божий день атакуем. Но если даже утром мы продвигаемся на двадцать метров, вечером нас отбрасывают назад… Физически и духовно один русский солдат сильнее целого нашего отделения…»
http://cont.ws/post/179631
Увидеть мир в одной песчинке.И Космос весь-в лесной травинке.Вместить в ладони бесконечность.И в миге мимолётном-вечность!
Аватара пользователя
Качок
Очарованный странник
 
Сообщения: 14416
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 00:16

Сообщение Качок » Вс янв 24, 2016 01:06

Чудовищный случай имел место 13 июля 1941 года в окрестностях городка Песец, далее выдержка из приказа о награждении:

«13 июля 1941 года из района Песец, красноармеец Овчаренко вез боеприпасы для 3-й пульроты, находясь от своего подразделения в 4-5 километрах. В этом же районе на красноармейца напали и окружили две автомашины в составе 50 германских солдат и 3-х офицеров. Выходя из машины германский офицер скомандовал красноармейцу поднять руки вверх, выбил из его рук винтовку и начал учинять ему допросы.
У красноармейца Овчаренко в повозке лежал топор. Взяв этот топор, красноармеец отрубил голову германскому офицеру, бросил три гранаты вблизи стоящей машины. 21 германский солдат был убит, остальные в панике бежали. Вслед за раненым офицером, Овчаренко с топором в руках преследовал его и в огороде м. Песец, поймал его и отрубил ему голову. 3-й офицер сумел скрыться.

Тов. Овчаренко не растерялся, забрал у всех убитых документы, у офицеров карты, планшеты, схему, записи и предоставил их в штаб полка. Повозку с боеприпасами и продуктами доставил вовремя своей роте…»

http://cont.ws/post/186333
Увидеть мир в одной песчинке.И Космос весь-в лесной травинке.Вместить в ладони бесконечность.И в миге мимолётном-вечность!
Аватара пользователя
Качок
Очарованный странник
 
Сообщения: 14416
Зарегистрирован: Вс дек 26, 2010 00:16

С Днём рождения, СМЕРШ!

Сообщение тамань » Чт апр 21, 2016 14:25

19 апреля 1943 года была создана военная контрразведка СМЕРШ, от «Смерть шпионам», признанная многими специалистами и историками, как самая эффективная специальная служба XX века.

СМЕРШ создавался не на пустом месте. Его предшественником было Управление особых отделов НКВД СССР. Постановление Совнаркома СССР (№ 415 – 138, сов. секретно) о реорганизации старого Управления в новую спецслужбу отличался лаконичностью и состоял всего из одной фразы:

«Утвердить положение о Главном управлении контрразведки «СМЕРШ» (Смерть шпионам) и его органах на местах».

Тем самым, Управление особых отделов» передавалось из ведения НКВД в подчинение Наркомата обороны и становилось Главным управлением контрразведки СМЕРШ.

Руководить вновь созданной спецслужбой было поручено комиссару госбезопасности 2 ранга (генерал-полковнику) Виктору Абакумову. ГУКР СМЕРШ и Абакумов подчинялись напрямую Наркому обороны, то есть, Иосифу Виссарионовичу Сталину.

Как это не странно прозвучит, всю войну действовал не один СМЕРШ, а целых три. Морское Управление ОО НКВД было преобразовано в СМЕРШ НК ВМФ (если кто забыл, в войну и некоторое время после войны ВМФ имел собственный наркомат, или министерство, с собственным военно-морским министром). Кроме того, 6-й отдел УОО НКВД был реорганизован в отдел контрразведки СМЕРШ НКВД.

Интересно, что органы СМЕРШ никогда не были многочисленными. Так, структура ГУКР СМЕРШ окончательно утверждённая Сталиным 27 апреля 1943 года, насчитывала всего 646 человек, считая генерал-полковника Абакумова, его заместителей и начальников отдела. При необходимости, контрразведке придавались армейские подразделения, а также радиодивизионы пеленгации и радиоперехвата.

Действовал СМЕРШ недолго, всего 3 года, с 1943 по 1946 годы, но за это время снискал себе грозную славу и широкую известность. И не только во время войны, но и после. Достаточно вспомнить, что в первых китчевых романах Яна Флеминга о британском неубиваемом агенте Джеймсе Бонде секретной службе Её Величества противостояли суровый генерал СМЕРШ Грубозабойщиков и агент СМЕРШ Роза Клебб. Причём, в те времена, когда СМЕРШ давно стал преданьем старины глубокой.

Первоочередная задача СМЕРШ состояла в обеспечении безопасности Действующей армии и её оперативных тылов. В поле зрения спецслужбы попадала любая шпионская, террористическая, диверсионная деятельность иностранных разведок, а также профилактическая работа с личным составом РККА с целью выявления изменников Родине и дезертиров.

Главным противником СМЕРШ во время войны, безусловно, были спецслужбы гитлеровской Германии, и в первую очередь Абвер – служба военной разведки и контрразведки нацистов, во главе которой стоял изощрённый разведчик адмирал Канарис. Кроме Абвера, против Красной Армии действовали служба безопасности СД и тайная полевая полиция ГФП, в которых не было любителей, а также секретные службы стран из гитлеровских союзников, вторгшихся в СССР.

С началом освобождения Украины, Белоруссии и Прибалтики работы для СМЕРШ прибавилось, поскольку безопасности Действующей армии стало угрожать националистическое подполье. Всё это отребье и охвостье на содержании у оккупантов, известное как ОУН–УПА, «лесные братья», «Белорусская краевая оборона», а также боевики Армии Крайовой, подчинявшиеся польскому эмигрантскому правительству в Лондоне.

К слову сказать, даже активно воевавшие против гитлеровцев повстанческие организации АК проявляли не просто враждебность, но и лютую жестокость к бойцам Красной Армии, нападая и завязывая бои с небольшими подразделениями РККА, НКВД и Войска Польского, захватывая, убивая и подвергая пыткам отдельных военнослужащих, проводя акты террора против советских военных, властных и правоохранительных органов на освобождённых территориях. В тылах Красной Армии работали агентурные группы АК, оснащённые радиостанциями, передававшие разведсводки «лондонским полякам». Существует доклад Кобулова наркому Берия, в котором приводились факты о том, как «аковцы» неоднократно ловили и расстреливали бежавших из фашистских лагерей советских военнопленных.

А тех советских, которых «аковцы» по каким-либо причинам оставляли в своих повстанческих отрядах, не удостаивали доверия и не выдавали оружия, и даже привлекали их к боевым операциям против немцев, бросая людей с голыми руками на противника. В результате чего советские группы у «аковцев» несли тяжёлые потери. Теперь-то эти «лондонские поляки» и бойцы АК – самые главные герои антисоветской и антирусской Польши.

Националистическое подполье курировалось ещё одной спецслужбой вермахта – «Отделом армий Востока» под началом генерала Рейнхарда Гелена (к слову, будущего создателя БНД – службы безопасности ФРГ). В послевоенное время агентура из ОУН– УПА готовилась подручными Гелена в разведцентре неподалёку от Мюнхена, в результате чего, украинским националистам на все их заявления о том, что их Родина – одна только Украина понад усэ, народ отвечал: «твоя Украина – в Мюнхене». С тех пор, собственно, почти ничего не изменилось. Разве что география подготовки предателей и агентов влияния расширилась, да средства стали изощрённее.

В фильмах перестроечных «властителей дум» сотрудники СМЕРШ выписаны, как банда садистов и параноиков, хватавших честных людей по первому подозрению, использующих пытки, длительные ночные допросы, которые заканчивались обязательным собственноручным расстрелом арестованных.

На самом деле, хотя у контрразведчиков и были чрезвычайные полномочия, но аресты даже рядового и младшего комсостава в обязательном порядке согласовывались с военной прокуратурой. Для ареста высших офицеров требовалась обязательная санкция наркомов обороны, ВМФ или НКВД. При оперативной необходимости контрразведчики могли арестовывать рядовой и младший-средний комсостав, но с последующим оформлением ареста.

Между тем военная контрразведка указывала на серьезные недостатки в работе командного состава, провоцировавшие возникновение изменнических настроений. К примеру, начальник управления СМЕРШ Северо-Западного фронта информировал военный совет:

«Имеют место случаи самоуправства, рукоприкладства, грубого, издевательского и несоветского отношения со стороны отдельных командиров к подчиненным, а в отдельных частях 23-й гвардейской стрелковой дивизии эти случаи носят массовый характер, что в значительной мере облегчает работу врагу».

Генерал Едунов предлагал военному совету предупредить весь командно-начальствующий состав фронта, что за «вышеуказанные бесчинства» виновные будут привлекаться к строгой ответственности вплоть до предания суду военного трибунала.

СМЕРШ внушал нерадивым командирам, что нужно беречь солдата. Контрразведчики отмечали факты, когда по нескольку суток (до 19) в 117-й стрелковой дивизии 22-й армии не сменялись наряды боевого охранения, а красноармейцы не отдыхали. Руководство СМЕРШ фронта напоминало армейским командирам о необходимости строго соблюдать требования устава, проводить смену наряда не более чем через 24 часа, а виновных в нарушении уставов наказывать.

Об эффективности работы СМЕРШ говорят не только цифры. В захваченных документах противника прямо говорится, что советская военная контрразведка парализовала зафронтовую работу Абвера, а внутреннюю работу сильно дезориентировала. Начальник штаба верховного главнокомандования вермахта генерал-фельдмаршал Кейтель так и вообще написал, что заброска агентуры в тыл Красной Армии малоэффективна и собранные сведения в лучшем случае охватывают тактические тылы Красной Армии, а это от силы десяток километров за линией фронта. «Мы ни разу не получили данных, которые оказали бы серьёзное воздействие на ход боевых действий», – жалуется Кейтель.

За первые 10 месяцев с начала создания в германские разведывательные органы и школы были внедрены 75 агентов, из них 38, то есть половина, возвратились, успешно выполнив свои задачи. Они представили сведения на 359 сотрудников германской военной разведки и на 978 шпионов и диверсантов, подготавливаемых для переброски в наш тыл. В итоге 176 разведчиков противника были арестованы, 85 явились с повинной, а пятеро завербованных сотрудников германской разведки оставались работать в своих подразделениях по заданию СМЕРШ.

Под влиянием нашей агентуры ряды власовской РОА покинули 1202 человека. А еще за годы войны смершевцами было обезврежено около 3,5 тысячи диверсантов и свыше 6 тысяч террористов.

Постепенно в практику работы военных контрразведчиков вошла заброска в немецкий тыл агентурных групп, в которые включался оперативный сотрудник СМЕРШ, опытные агенты, хорошо знающие местность и способные выполнять роль связных, а также радист.

За январь – октябрь 1943 года в тыл противника было направлено 7 таких групп – 44 человека, подчиненных непосредственно ГУКР СМЕРШ, которые привлекли к сотрудничеству 68 человек. Фронтовыми управлениями СМЕРШ с 1 сентября 1943 по 1 октября 1944 года было заброшено на оккупированную территорию 10 групп – 78 человек. Им удалось привлечь к сотрудничеству 142 человека, а шестеро агентов внедрились в немецкие разведорганы.

Постепенно работа зафронтовой агентуры упрощалась: к концу войны курсанты и сотрудники разведшкол противника все охотнее шли на контакт, надеясь загладить свою вину перед Родиной. После выхода наших войск за территорию СССР зафронтовая работа стала постепенно сворачиваться: большинство разведорганов и разведшкол противника было разгромлено или расформировано, их личный состав вливался в подразделения вермахта.

Отдельная история – это радиоигры: до конца войны их было проведено 186, в результате удалось вывести свыше 400 кадровых сотрудников и гитлеровских агентов. Более того, радиоигры не только дезинформировали противника и расставляли сети на забрасываемую Абвером агентуру. Благодаря радиоигре «Монастырь» немцы до самого конца были уверены, что в тылу Красной Армии действует чуть ли не повстанческая армия (существовавшая только на бумагах контрразведчиков и в сознании руководства Абвера и вермахта), отрывая для неё оскудевшие запасы боеприпасов и продовольствия, засылая проверяющих, вынужденно подвергая опасности собственную транспортную авиацию, приказывая ей летать глубоко за линию фронта.

Любопытно, что нацисты до самого своего конца не раскусили ведущейся против них радиоигры. Последней перехваченной радиограммой из разведцентра Абвера стало сообщение о скором поражении в войне, надежды, что подопечные продолжат борьбу уже самостоятельно и прощальная приписка «да поможет вам Бог».

За годы Великой Отечественной войны органы безопасности пресекли подрывную деятельность нескольких тысяч агентов германских спецслужб; в ходе контрразведывательных операций у противника была захвачена 631 радиостанция, более 80 из которых использовались в радиоиграх с абвером и СД для передачи дезинформации, захвата агентуры противника. Активное противодействие советских спецслужб фактически парализовало немецкие разведорганы. Огромные материальные ресурсы, выделенные для разведывательно-подрывной деятельности против СССР, были потрачены безрезультатно.

Показательным примером может являться сорванная Лубянкой попытка организовать покушение на Сталина осенью 1944 года. Только на подготовку этой операции VI управление РСХА ухлопало впустую два миллиона рейхсмарок. Словом, ни один крупный замысел вражеской разведки не являлся тайной для контрразведчиков генерала Абакумова.

Деятельность военных контрразведчиков по розыску, особенно на заключительном этапе Великой Отечественной войны, нацистского руководства, руководителей и сотрудников спецслужб и карательных органов, военных преступников и их пособников, а также борьба с вооруженным подпольем на территории Германии, стран Восточной Европы и временно оккупированных советских землях заслуживают особенного внимания.

Достаточно сказать, что в самом конце войны и в первые месяцы после ее завершения военным контрразведчикам удалось разыскать и арестовать многих из своих непосредственных противников – руководителей немецкой военной разведки. Во внутренней тюрьме на Лубянке оказались начальник отдела «Абвер-1″ Ганс Пиккенброк, заместитель начальника отдела «Абвер-2″ и начальник «Абверштелле-Берлин» Эрвин Штольце, начальник отдела «Абвер-3″ Франц фон Бентивеньи, начальник подразделения 3Ф1 (контрразведка за линией фронта) Фридрих фон Розенберг-Грушницки, начальник «Абверштелле-Вена» Отто Эрнст Армстер, начальник «Абверштелле-Прага» Ганс фон Деммель, начальник «Абверштелле-Бухарест» Эрих Родлер, начальник отдела «Валли-2″ Теодор Мюллер, ряд руководителей абверкоманд и абвергрупп, несколько начальников разведывательно-диверсионных школ и курсов.

В результате деятельности опергрупп СМЕРШ в Берлине были захвачены ценные документы правительственных, разведывательных и контрразведывательных органов. А также в Германии были задержаны видные деятели нацистского режима и карательных ведомств, части которых впоследствии были предъявлены обвинения в совершении преступлений против человечества.

Известен эпизод, когда в ходе Берлинского сражения военные контрразведчики 47-й гвардейской стрелковой дивизии 8-й гвардейской армии 1-го Белорусского фронта осуществили операцию по захвату одного из центральных учреждений Абвера в Берлине. По данным разведки, оно находилось в полосе наступления 47-й дивизии в районе Целендорфа, на окраине немецкой столицы, и было замаскировано под сельскохозяйственный институт. Это учреждение всю войну было главным противником военных контрразведчиков.

История ГУКР СМЕРШ закончилась в мае 1946 года. Тогда постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) СМЕРШ влился в состав Министерства госбезопасности СССР в качестве самостоятельного Главного управления.

И вот что особенно важно: за три года существования СМЕРШ в рядах контрразведчиков не было ни одного случая предательства, перехода на сторону врага. Не смог в их ряды внедриться и ни один вражеский агент.

Вот что значит – на деле быть лучшей спецслужбой XX века!

Сегодня в России в живых осталось чуть более сотни ветеранов контрразведки СМЕРШ. Тех самых, о которых в эпиграфе к своему замечательному роману «В авгусе сорок четвёртого» сказал писатель-фронтовик Владимир Осипович Богомолов. «Немногим, которым обязаны очень многие». Низкий им поклон, долгих им лет жизни!

Очень рекомендую почитать этот роман и категорически не советую судить о работе СМЕРШа по одноимённому, хоть и добротному боевичку, снятому как бы по мотивам, но настолько примитивно, что автор В.Богомолов потребовал убрать свою фамилию из титров. Хотя от скуки один раз посмотреть можно.
-"Есть люди, которые ведут себя как животные, когда с ними обращаются как с людьми." Василий Ключевский.
-Не даёт Господь мерзким тварям расплодиться...
Аватара пользователя
тамань
Вождь нации
 
Сообщения: 22253
Зарегистрирован: Чт сен 15, 2011 22:40
Откуда: Ставрополь

Пред.След.

Вернуться в История

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1