Войны ХХ века.

Обсуждение исторических тем.

Сообщение БЕС башни » Сб июл 23, 2011 21:20

Хруст машины нужен для шоу. :wink:
Это просто праздник какой-то!
Аватара пользователя
БЕС башни
Начальник генштаба
 
Сообщения: 1155
Зарегистрирован: Ср ноя 01, 2006 22:52

оффтоп.Не 20 век)

Сообщение Мортиша Адамс » Вт авг 02, 2011 13:02

Легендарная армия, получившая название Терракотовой (по названию материала, из которого сделаны статуи), была случайно обнаружена китайскими крестьянами в марте 1974 года во время построения местной оросительной системы. Всего воинов, по различным оценкам, от 7 до 9 тысяч. Каждый из них сделан из глины, обожжен, покрыт специальным органическим составом и раскрашен. Вес воина – около 135 килограммов, лошади – около 200.

Терракотовая армия, погребённая (210-209 год до н.э. ) вместе со своим правителем Цинем Шихуанди, первым императором феодального Китая, должна была, вероятно, предоставить ему возможность удовлетворять свои властные замашки в потустороннем мире так же, как он делал это при жизни. И хотя вместо живых воинов вразрез привычной традиции вместе с императором были похоронены их глиняные копии, что некоторыми специалистами расценивается как весьма прогрессивный шаг, не следует забывать, что кроме статуй воинов было закопано по различным оценкам до 70 тысяч ! рабочих вместе со своими семьями, а также около трех тысяч наложниц. И эти люди, в отличие от солдат, были вполне реальными.
124.jpg
Печатаю со скоростью 500 знаков в минуту...но такая чушь получается))
Аватара пользователя
Мортиша Адамс
Затейница и чаровница
 
Сообщения: 1366
Зарегистрирован: Пн ноя 10, 2008 21:08

Сообщение БЕС башни » Вт авг 02, 2011 20:07

Мортиша Адамс писал(а):оффтоп.Не 20 век)

Зато кашерно! :wink:
Это просто праздник какой-то!
Аватара пользователя
БЕС башни
Начальник генштаба
 
Сообщения: 1155
Зарегистрирован: Ср ноя 01, 2006 22:52

Сообщение БЕС башни » Чт авг 11, 2011 19:48

Нашел в сети :pardon: :
"Кстати, на днях же была годовщина Атаки Мертвецов под Осовицем, занимающей первое место в номинации Русская Воинская Доблесть, По Сравнению С Которой 300 Спартанцев - Это 300 Педиков. Даже в Порт-Артуре, Севастополе и Сталинграде ничего похожего не было - там все-таки сражались живые люди, в то время как защитники Осовица продолжили бой, будучи, технически, мертвыми. "Смерть еще не повод отказываться от атаки".

Немцы обложили Осовиц, крепость и важный транспортный узел, прикрывавший фланги сразу двух русских армий, в сентябре 1914-го года. Точнее, не обложили, а попытались взять с налета - 40 пехотных батальонов против одного русского полка, подавляющее превосходство в вывезенной из Кенигсберга артиллерии, "Чего тут с этими русскими свиньями возиться?". Штурм немножко не удался. Затем не удался еще раз. И еще. И еще. Когда русские контратаковали и начали угрожать полевым позициям немецкой артиллерии, карлушки (прекрасное прозвище немцев из русской военно-имперской пропаганды, на мой вкус куда лучше "фрицев") окончательно перестали понимать, кто тут кого осаждает, и поспешно отступили, сославшись на невыключенные утюги и убежавшее молоко. Кампания во Франции еще не была решена и карлушки надеялись, что добив французов, они смогут обрушиться на русский фронт всей своей чудовищной мощью, а потому пока что отступили.

Вторую попытку штурма немчура предприняла в феврале 1915-го, со всей ожидаемой от немцев основательностью. Война приобрела позиционный характер, стало ясно, что никаких больше прорывов и блицкригов, а потому можно сделать то, что немцы делают лучше всего - собрать кучу пушек самого злодейского вида и начать палить из них в несчастный русский форт, злодейски хихикая и поглаживая злодейские педерастические усики. Помимо просто орудий, больших орудий, реально больших орудий и охуенно огромных орудий, немцы стянули под Осовиц четыре "Большие Берты", полные эквиваленты "Звезды Смерти" в реалиях Первой Мировой. Чисто для контекста - когда из "Берт" начали стрелять по фортам Льежа, бельгийский гарнизон, до этого стойко оборонявшившийся, вдруг решил что он полностью исполнил свой долг и начал разбегаться.

Потому что огонь"Большой Берты" (четырех "Больших Берт") - это не ад, это хуже. 900-сот килограммовые снаряды проламывали бетонные перекрытия, обращая укрепления в труху, людей давил бетон, люди задыхались от пыли, люди в прямом смысле слова сходили с ума от нестерпимого грохота. А ведь кроме "Берт" по Осовицу работали мортиры "Шкода" (снаряды всего лишь по 400 килограмм) и пушки поменьше, плюс крепость бомбили с воздуха аэропланы. В крепости все горело. Все дымилось. Смог был такой, что защитники не могли отличить день от ночи. Русское командование, понимая, что даже героизму есть предел, попросило продержаться гарнизон еще 48 часов. В конце-концов, если даже многометровый бетон крушится в труху, то что можно требовать от людей из костей и мяса?

Крепость ответила: "Так точно!". И продержалась еще полгода, при том, что только в первую неделю обстрела злобные немецкие карланы выпустили по ней 250 000 снарядов, не считая бомб, гранат и длинных матерных ругательств. Русским это надоело, и наши солдаты сделали то, что делают всегда, когда немцы их конкретно заебывают. Организовали несколько контратак, повредив огнем крепостной артиллерии те самые "Большие Берты". Вы видели когда-нибудь лицо новорусского бандита, который только-только купил сверкающий дорогой "Мерседес" и тут вдруг на светофоре в него влетает со всей дури дедок на "Запоре"?

Вот такое лицо стало у карлушек. Они могли простить многое. Почти всё. Всё, кроме посягательства на Величайшие Пушки Круппа. И по-настоящему, всерьез, до кровавых глаз озлобились. "Мы вас за это убьем!" - зашипели карлушки, уже выпустив по крепости количество снарядов, достаточное чтобы сравнять с землей всю Бельгию и Лихтенштейн на сдачу. Русские в ответ захохотали. "Мы вас правда убьем!". Русские захохотали еще сильнее.

И зря.

6 августа в 4 утра немцы развернули 30 батарей химического оружия. Отравляющие газы, смесь брома и хлора. Вдохнув в достаточном количестве, ты сначала по кускам, обблевываясь кровью, выхаркиваешь свои легкие, затем твое лицо обезображивает страшный химический ожог, а затем ты умираешь в мучительных спазмах удушения, не имея даже сил попросить, чтобы кто-нибудь тебя пристрелил. Сейчас эти волшебные ароматы из коллекции 1915-го года запрещены - потому что даже четвертование с сжиганием заживо куда более приятная смерть. Но в Первую Мировую запретов не было, а кроме того, немцы так выбесились стойкостью защитников Осовица, что применили бы эту убийственную садистскую дрянь несмотря на любые запреты.

Они хотели, чтобы русские сдохли. В муках. И они это получили.

Дождавшись попутного ветра, карлушки открыли краны на газовых баллонах и через пару минут в воздухе образовалась плотная стена химического тумана. Затем стена потекла в сторону крепости, трава вокруг нее моментально желтела, листья сворачивались и опадали, несчастные птицы падали с небес конвульсирующими тушками. Все пожелтело, все опало, все умерло от действий ядов, в начале августа под Осовицем внезапно наступил ноябрь. Знаете как в фэнтези-фильмах показывают нашествие разливающегося по земле зла? ОНО.

Целью атаки была так называемая Сосненская позиция, обороняемая к тому моменту четырьмя ротами. Первые три роты погибли полностью, в муках, от которых сломался бы и Христос, в последней роте уцелело около сорока человек, находившихся за гранью клинической смертью, с трудом отличавших явь от предсмертных галлюцинаций и доживавших свои последние минуты, постепенно поддаваясь чудовищной силе чудовищных ядов. Их крючило, их рвало кровью, они были за гранью.

Дождавшись, пока ядовитая стена пройдет, немцы атаковали позицию в общей сложностью СЕМЬЮ ТЫСЯЧАМИ солдат. Хотя "атаковали" слишком сильное слово, они готовились ее занять, понимая, что выживших нет. Они шли почти прогулочным шагом, даже грозная крепостная артиллерия молчала, а небольшая часть выживших расчетов приходила в себя, и не думая стрелять. Немцы перелезли первую линию окопов, прошли вторую линию, сытые, спокойные, уверенные, чуть удивленные тем, как долго они бились об эти раздолбанные, изувеченные укрепления и тут остатки 13-ой роты 226-го Землянского полка перешли в контратаку. С изувеченными химическим ожогами мертвыми лицами. В пропитавшихся кровью гимнастерках. Задыхаясь, кашляя и отплевываясь кусками своего мяса. Завывая от нестерпимой боли, крючаясь, дергаясь как одержимые дьяволом. Конвульсируя. Шипя. Цыкая легочной кровью сквозь зубы. Цыкая кровью прямо в лица врагов.

Они пошли в штыковую. Сорок русских мертвецов. На пороге смерти. За порогом смерти. Чувствуя, что Бога с ними нет и их ведет лишь заждавшийся дьявол. Сорок русских мертвецов ударили в штыки семь тысяч немцев.

Те побежали - не как трусы, но как люди, увидавшие перед собой то, что живому человеку видеть не положено. Они бежали не чуя ног, не видя земли, не видя ничего. Они напарывались на проволочные заграждения и повисали на них мешками разодранной плоти, они падали в окопы и ломали ноги, их как кроликов косила отдышавшаяся крепостная артиллерия. Крики офицеров, удары, выстрелы - ничто не могло остановить полнокровные немецкие части, столкнувшиеся с русскими мертвыми. Это был уже не знаменитый русский героизм - это был сатанизм. И с сатанизмом немцы воевать отказывались.

Крепость карлушки в итоге так и не взяли, сломавшись на этапе проектирования пушки, стреляющей святой водой. Вечная слава русским героям и их доброму рогатому другу!"
http://nomina-obscura.livejournal.com/738904.html
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D1% ... 1%82%D1%8C)
http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/2269
http://militera.lib.ru/h/hmelkov_sa/05.html
http://mapper.acme.com/?ll=53.468611,22 ... 1%82%D1%8C)
http://szst.ru/library/hmelkov/10.html
Это просто праздник какой-то!
Аватара пользователя
БЕС башни
Начальник генштаба
 
Сообщения: 1155
Зарегистрирован: Ср ноя 01, 2006 22:52

Военное духовенство в боях за Восточную Пруссию (1914–1915 г

Сообщение прапор » Сб окт 22, 2011 13:08

Протоиерей Георгий Бирюков

Текст доклада на научно-практической конференции, посвящённой 95-летней годовщине Гумбиненско-Гольдапского сражения 20 августа 1914 года, состоявшейся в музее г.Гусев Калининградской области
Забытая победа. Крестный ход на Гумбиненское поле

В Российской империи Церковь не была отделена от государства. Поэтому в Российской императорской армии существовал институт военных капелланов. Численный состав военных священнослужителей определялся штатами, утверждёнными Военным ведомством. Накануне Первой мировой войны в штате каждого полка состоял один священник и один церковник. [1] Всего в 1913 году в полках служило 766 военных священников. С началом боевых действий и многократным увеличением количества частей и соединений в русской армии количество военных священников достигло к концу 1915 года двух тысяч.

К началу Первой мировой войны военно-религиозная служба в Русской армии сложилась в стройную систему. Согласно утверждённому 12 июня 1892 года "Положению об управлению церквями и духовенством военного ведомства" начальствующим лицом над военным духовенством был назван "протопресвитер военного и морского духовенства". По рангу протопресвитер приравнивался к архиепископу в духовном плане и к генерал-лейтенанту в военном. При протопресвитере имелось духовное правление из трёх священников и двух мирян, утверждаемых Святейшим Синодом, и канцелярия. Штат сотрудников канцелярии был весьма скромен. По делам церковного управления протопресвитер получал указания от Святейшего Синода, а по делам военного ведомства – от военного и морского министра. Во время Первой мировой войны протопресвитер военного и морского духовенства отец Георгий Шавельский находился непосредственно в Ставке, имел право личного присутствия на Военном совете и право личного доклада императору.

Основная тяжесть работы в войсках несли на себе полковые священники, подбиравшиеся на свои должности протопресвитером армии и флота. Полковой священник был приравнен по должности к капитану. Он находился в двойном подчинении. По церковным делам он подчинялся своему церковному начальству; по всем другим вопросам – военному начальству (командиру полка, бригады, дивизии в которых служил). Обязанности военного священнослужителя определялись приказами военного министра и распоряжениями протопресвитера военного и морского духовенства. Их можно сформулировать так: в назначенное военным командованием время совершать богослужения в воскресные и праздничные дни; по согласованию с полковым начальством готовить военнослужащих к исповеди и причастию святых Христовых Тайн; совершать таинства и церковные обряды для военнослужащих; наставлять военнослужащих в истинах Православной веры; вести беседы и чтения; исправлять нравственные недостатки военнослужащих; утешать больных в лазаретах; погребать усопших; преподавать солдатам Закон Божий, охранять их от "вредных учений" и отпадения от православной веры. Естественно, полковой священник был обязан усердно внушать военнослужащим любовь к вере, государю и Отечеству и утверждать повиновение властям.

По инструкциям протопресвитера военного и морского духовенства отца Георгия Шавельского помимо вышеназванных обязанностей полковой священник должен был помогать врачу в перевязывании ран; заведовать выносом с поля боя убитых и раненых; извещать родных о смерти воинов; организовывать в частях общества помощи семьям убитых и увечных воинов; заботиться о поддержании в порядке воинских могил и кладбищ; устраивать походные библиотеки.

Один из полковых священников назначался дивизионным благочинным, приравненным к армейскому чину подполковника. Институт дивизионных благочинных был промежуточной ступенькой между полковыми священниками и протопресвитером военного и морского духовенства. Благочинный наблюдал за состоянием дел в подведомственных ему церквях дивизии, следил за преподаванием Закона Божьего в учебных командах и рассматривал жалобы на полковых священников со стороны военных и светских лиц. Полковые священники подчинялись благочинным и докладывали им о проделанной работе, благочинные докладывали протопресвитеру, а тот периодически информировал самого царя о религиозно-нравственном состоянии войск. Такая штатно-должностная структура показала себя на практике вполне эффективной, хотя в годы войны пришлось ввести дополнительные "звенья" в систему управления: главных священников фронтов и армий.

Военные священники за свою деятельность получали награды не только "духовные", но и государственные. К началу XX века порядок наград белых священнослужителей выглядел следующим образом: набедренник; фиолетовая скуфья; фиолетовая камилавка; наперсный крест от Святейшего Синода; орден святой Анны 3-й степени; сан протоиерея; орден святой Анны 2-й степени; орден святого Владимира 4-й степени; палица; орден святого Владимира 3-й степени; золотой наперсный крест из кабинета Его императорского величества; золотой наперсный крест с украшениями из кабинета Его императорского величества; орден святой Анны 1-й степени; митра. Для иеромонахов из вышеперечисленных наград исключались скуфья, камилавка, сан протоиерея и добавлялся сан игумена (дававшийся после получения ордена святого Владимира 4-й степени) и сан архимандрита (дававшийся после получения палицы или ордена святого Владимира 3-й степени).

В местах своей постоянной дислокации полков старались строить для них специальные церкви. Это оправдывалось тем, что в мирное время российские войска обычно располагались на окраинах империи, в местах пустынных либо в местах с иноверческим населением. В коренных же русских губерниях теснота имевшихся епархиальных храмов не позволяла всем желающим военнослужащим участвовать в воскресных и праздничных службах. Стремление поднять религиозно-нравственное воспитание в войсках на должный уровень побудило военное начальство заниматься храмостроительством. Так, в 1900 году Военный министр А.Н. Куропаткин составил на Высочайшее имя доклад по улучшению быта нижних чинов, в котором, помимо прочего, писал, что "в настоящее время представляется необходимым изыскать средства для постройки средств при всех частях войск, в которых по штату положены священники, и для расширения существующих войсковых храмов, для чего необходимо разработать тип военной церкви". На этом докладе император Николай II собственноручно поставил резолюцию: "Дай Бог в скором времени удовлетворить религиозные нужды войск, что Я считаю делом в высокой степени важным. 23 января 1900 года".

Были созданы типовые проекты военных храмов, отпускались бюджетные средства на их строительство. К началу Первой мировой войны каждый полк либо имел специально построенный для него храм, либо использовал для богослужений приспособленное для этих целей помещение в казармах. Так, полки 27-й пехотной дивизии, принявшей впоследствии активное участие в боевых действиях в Восточной Пруссии, были в мирное время расквартированы в Вильно. 105-й пехотный Оренбургский полк имел церковь в честь святых апостолов Петра и Павла (полковой праздник 12 июля по н.стилю). Церковь размещалась в одном из флигелей расположенных в центре города Преображенских казарм (здание бывшего иезуитского монастыря). Помещение было капитально отремонтировано, вмещало до 300 человек. Церковь 106-го Уфимского пехотного полка в честь святого великомученика Димитрия Солунского (полковой праздник 8 ноября по н.стилю) помещалось в здании казарм в предместье Вильны "Снипишки", имела колокольню "с большой главой" и вмещала 600 человек. 107-й Троицкий пехотный полк имел церковь в честь Святой Троицы (полковой праздник – день Святой Троицы), но не имел собственного церковного помещения. Для богослужений полк пользовался Виленской военно-госпитальной церковью. 108-й Саратовский пехотный полк имел церковь в честь святого благоверного князя Александра Невского (полковой праздник – 12 сентября по н.ст.). Церковь помещалась на 3-м этаже казарменного здания (бывшего иезуитского монастыря) на Кальварийской улице. Вмещала 200 человек, имела дубовый иконостас в два яруса в греческом стиле, с художественной резьбой и позолотой.

В полковом храме проводились богослужения, солдаты и офицеры имели возможность молиться, исповедоваться, причащаться, венчаться, участвовать в иных церковных таинствах и обрядах. Полковой священник активно участвовал в религиозно-нравственном воспитании личного состава.

Следует отметить, что русская армия того времени была армией православной, но в ней, конечно, служили и представители и других религий. При наличии в полку более пятисот военнослужащих иной веры (например, мусульман) разрешалось дополнительно к православному священнику вводить в штат духовное лицо той религии. На практике, такого количества иноверцев в полку обычно не было. Но в местах постоянной дислокации не было и проблем с общением инославных военнослужащих со своим духовенством. Например, сохранилось интересное описание приёма присяги в гренадёрском полку:
"Полковник Рерберг выводит полк на плац, и перед глазами открывается редкая по красоте картина присяги новобранцев 3-го гренадерского Перновского Короля Фридриха-Вильгельма 4-го полка.
Посередине плаца стоят шесть совершенно одинаковых столиков, покрытых белыми скатертями. Перед столиками, на некотором расстоянии, стоит знаменщик полка старший унтер-офицер Артур Степин со знаменем полка и ассистентом. Постепенно, после нескольких перестроений, с другой стороны каждого столика образуются стройные квадраты подтянутых гренадер-перновцев.
Перед каждым столиком появляются священнослужители разных религий. Полковой священник с Крестом и Евангелием становится перед первым столиком, перед которым стоит самый большой "квадрат" новобранцев. Перед вторым столиком становится католический ксендз, перед третьим – лютеранский пастор, перед четвёртым – мусульманский мулла, перед пятым – еврейский раввин, а перед шестым, около которого стоят только два гренадёра, – нет никого.
Начинается чин присяги, и к столику православных гренадёр-новобранцев подносит знамя мой друг знаменщик Артур Степин, его настоящее имя Артур Стопинг, и сам он – финн-лютеранин, но свою почётную обязанность знаменщика он исполняет блестяще.
В то же самое время к последнему столику подходит командир полка, и я вижу удивительную вещь, которая могла произойти только у нас, в старой России. Оба новобранца вынимают из карманов маленькие свёрточки и тщательно разворачивают тряпочки, в которые они завернуты. Развернув тряпочки, они вынимают из свёртков двух маленьких деревянных "божков", выструганных из дерева и смазанных салом. Оба деревянных "божка-идола" водворяются на столик между командиром полка и двумя новобранцами, и только тогда он, как высший в их глазах начальник, приводит обоих гренадер к присяге служить "верой и правдой" Царю и Отечеству.
После окончания чина присяги, священнослужители удалились, новобранцы возвратились к своим ротам, и полк красивой лентой вошёл в свои казармы" [2].

В Российской императорской армии не допускалось сколько-либо заметных религиозных конфликтов. Такова была официальная установка священноначалия. Например, в циркуляре 3 ноября 1914 года протопресвитер Георгий Шавельский обратился к православным военным священникам с призывом "избегать по возможности всяких религиозных споров и обличений иных вероисповеданий" [3].

С началом мобилизации кадровые полки русской армии стали сосредотачиваться вдоль границ с Германией и Австро-Венгрией. Полковые священники последовали вслед за своими частями, имея при себе всё необходимое для проведения богослужений в полевых условиях. В обычной пехотной дивизии военного времени (четыре пехотных полка и приданные части) на передовых позициях насчитывалось четыре полковых священника, двое госпитальных или лазаретных и священник артиллерийской бригады, то есть семь священнослужителей. Один из них, как было сказано выше, назначался старшим, благочинным дивизии.

Роль священника на войне зачастую выходила за рамки проведения богослужений и исполнения треб. Подробного исследования деятельности военного духовенства в Восточной Пруссии пока не проводилось, но отдельные факты можно привести и в нашей работе. Для темы данного доклада подробное описание боевых действий не требуется. Будут даны отдельные эпизоды, раскрывающие общую картину деятельности военного духовенства в русской армии на территории Восточной Пруссии.

Следует отметить, что длительное служение в военной среде иногда сказывалось на полковых священниках, приобретавших некоторую воинственность. Довольно часто военный священник в решительную минуту боя с поднятым в правой руке Крестом воодушевлял солдат продолжать сражение. Например, образно описывает поведение полкового священника 106-го Уфимского пехотного полка в бою 4 (17) августа под Шталлупененом командир роты этого полка капитан А.А.Успенский. Полк завязал бой на подступах к Шталлупенену, в селении Гёриттен. Винтовочный и пулемётный огонь противника, артиллерийский обстрел… Среди наступающих цепей полка появился "со святым Крестом и Евангелием наш полковой священник – престарелый отец Василий Нименский . Спешно, спешно прикладывались к святыням православные воины, и каждого он окроплял святой водой, напутствуя ободряющими словами. Ушедшие же вперёд цепи он издали осенил святым Крестом. Это была невыразимая картина!" [4] Бой 4 (17) августа под Шталлупененом сложился неудачно для 27-й пехотной дивизии. Из-за больших потерь левофлангового 105-го Оренбургского пехотного полка она была вынуждена отойти практически на исходные позиции. Между тем протоиерей Василий Нименский со своим церковником увлеклись и в наступившей темноте ушли вперёд, дошли до Шталлупенена, заночевали в городе и утром были обнаружены последним разъездом отступавших немцев. Так бравый полковой священник, первым вступивший во вражеский город, был взят в плен.

Другой пример. 119-й пехотный Коломенский полк 30-й пехотной дивизии 4-го армейского корпуса утром 7 (20) августа 1914 года наступал вдоль шоссе Гольдап-Даркемен (Озерск). Разворачивалось сражение на Роминте (получившее название "Гумбинен-Гольдапское" или "Гумбиненское", но фактически Гумбинена (сегодняшнего Гусева) эта битва не коснулась). Полк был внезапно атакован превосходящими силами немецкого 1-го резервного корпуса. Встречный бой оказался крайне ожесточённым и кровопролитным. Полковой священник отец Андрей Пашин , в обстановке неразберихи начала боя, сумел побывать в передовых ротах полка, оценить ситуацию, а затем убедить командира полка отменить ошибочный приказ, чем фактически спас полк от разгрома. За этот бой отец Андрей Пашин был удостоен наперсного креста на георгиевской ленте [5].
Священник 159-го Гурийского пехотного полка 40-й пехотной дивизии Николай Дубняков , когда был убит начальник обоза, взял командование на себя и довёл обоз до места назначения.

Старец иеромонах Богородицко-Площанской пустыни Брянского уезда Евтихий (Тулупов), служивший в 289-м Коротоякском полку 73-й второочередной пехотной дивизии с Крестом в руке повёл полк на прорыв из окружения и погиб при этом. Это случилось 9 июля 1915 года, когда дивизия уже покинула Восточную Пруссию. Знаменитая российская певица Надежда Плевицкая, работавшая в 1914 году санитаркой в полевом лазарете 73-й пехотной дивизии, оставила в своих воспоминаниях описание поведения отца Евтихия во время боя за пограничный посёлок Эйдкунен в ноябре 1914 года. Плевицкая вспоминала: "…Врачи выбивались из сил, и руки их были в крови. Не было времени мыть. Полковой священник, седой иеромонах, медленно и с удивительным спокойствием резал марлю для бинтов… среди крови и стонов иеромонах спокойно стал мне рассказывать, откуда он родом, какой обители и как трудно ему было привыкать к скоромному. Мне показалось, что он умышленно завёл такой неподходящий разговор. "А может он придурковатый?"- мелькнуло у меня, но, встретив взгляд иеромонаха, я поняла, что лучисто-серые глаза его таят мудрость. Руки мои уже не дрожали и уверенно резали марлю, спокойствие передалось от монаха и мне". Не удивительно, что этот священник в решительную минуту прорыва из окружения пошёл впереди полка с крестом в руке, воодушевляя бойцов. "Он не считался с опасностью и нисколько не боялся смерти. А когда пришёл час его, то он, как пастырь добрый, совершенно спокойно положил душу свою за овцы своя. Вечная память тебе, дорогой собрат наш!" – писал командир 289-го полка об отце Евтихии (Тулупове). За стойкость и мужество, проявленные в боях на территории Восточной Пруссии, священник Евтихий (Тулупов) был награждён орденом святой Анны 3-й степени с мечами и бантом и посмертно – орденом святого Георгия 4-й степени.

Священник 5-го Финляндского стрелкового полка Михаил Семёнов не только самоотверженно исполнял свои пастырские обязанности. В 1914 году он вызвался провезти на передовую недостающие патроны по открытому месту, непрерывно обстреливаемому артиллерией. Он увлёк за собой несколько нижних чинов и благополучно провёз три двуколки с патронами, чем обеспечил успех операции. Месяц спустя, когда командир полка с офицерами и отцом Михаилом вошли в помещение, предназначенное для размещения штаба, там оказалась неразорвавшаяся бомба. Отец Михаил взял её на руки, вынес из здания и утопил в протекавшей рядом реке. В 1914 году этот священник был награждён орденом святого Георгия 4-й степени.

Подобные случаи встречались часто, но их всё же нужно считать нехарактерными. У военных священников были прямые обязанности, которые они добросовестно исполняли. Прежде всего, Богу молиться за своих офицеров и солдат. Естественно, военные священники совершали все возможные в полевых условиях богослужения. Например, 2-я гвардейская кавалерийская дивизия в августе 1914-го года заняла пограничный город Ширвиндт. Служивший в Лейб-гвардии гусарском полку великий князь Гавриил Константинович вспоминает: "30 июля [12 августа по н.ст.] была дневка. Служилась обедня и молебен по случаю дня рождения наследника Алексея Николаевича: ему исполнилось десять лет. Служил наш полковой батюшка перед походным престолом. Во время литургии поднялся ветер, и воздухи над св. Дарами, стоявшими на походном жертвеннике, стали развиваться, стало страшно, как бы не упала чаша. Я подошёл к жертвеннику и придержал воздухи" [6].

Другой пример: знаменитый бой под Каушеном произошёл 6(19) августа, в великий двунадесятый праздник Преображения Господня. С чего начался этот день в Кирасирском Его Величества полку 1-й гвардейской кавалерийской дивизии? Читаем в воспоминаниях участника события: "Настало мглистое утро 6-го августа, праздника Спаса Преображения. В полку была отслужена Литургия" [7]. Также, праздничные богослужения прошли и в других полках, где это было возможно сделать. А уже после праздничной литургии кавалеристы пошли захватывать переправы через реку Инстер.

Или, например, ещё один широко известный эпизод. Перед началом парада в Инстербурге (Черняховске) 23 августа (5 сентября) 1914 года священнослужители отслужили молебен. В параде том принимали участие Кавалергардский и Лейб-гвардии Конный полки 1-й гвардейской кавалерийской дивизии, перебрасываемые из Фридланда (Правдинска) в Ковно, а затем – на другой участок фронта.

Военные священнослужители часто отличались при выполнении своих обязанностей в особых условиях. Так, священник 6-го Финляндского стрелкового полка Андрей Богословский , стоя на возвышении, благословлял после завершения богослужения каждого подходившего к нему воина. Когда начался обстрел, он остался стоять на прежнем месте. В его грудь, в область сердца, попала пуля, но висевшая на груди дароносица изменила направление её движение на боковое, и отец Андрей отделался лёгким ранением.

Можно отметить, что военное духовенство российской армии достойно несло тяготы войны и выполняло возложенные на него обязанности. Так было не только в Восточной Пруссии, но и на других участках фронта. Генерал А.А.Брусилов, вспоминая бои 1915-го года в Галиции, писал: "В тех жутких контратаках, среди солдатских гимнастёрок мелькали чёрные фигуры – полковые батюшки, подоткнув рясы, в грубых сапогах шли с воинами, ободряя робких простым евангельским словом и поведением… Они навсегда остались там, на полях Галиции, не разлучившись с паствой".

Естественно, священники совершали христианское погребение павших на поле боя. Капитан Успенский в своей книге отметил, как хоронили убитых в Гумбинен-Гольдапском сражении: "Всех похоронили на сельском кладбище местечка Матишкемен. Солдат похоронили в одной братской могиле под большим крестом. Близко, при входе на кладбище, нашёл я свеженасыпанные офицерские могилы с небольшими сосновыми крестами. На одном из них прочитал надпись: "106-го пех. Уфимского полка капитан Дмитрий Тимофеевич Трипецкий, убит в бою 7-го августа 1914 г." Отпевал всех убитых священник 107-го пехотного Троицкого полка, он же благочинный 27-й дивизии…" [8] протоиерей Иоанн Голубев .

Хоронили и убитых врагов. Офицер штаба 3-й Финляндской стрелковой бригады Сергеевский описывает, как в декабре 1914 года немцы предприняли неожиданную атаку на русские позиции, но почти все были перебиты и их трупы лежали на поле около русских окопов. Немцы прислали парламентёра с просьбой дать возможность убрать убитых. Русское командование, опасаясь подпустить большое количество немцев близко к своим позициям, предложило произвести погребение своими силами при условии, что немцы обязуются не стрелять. На этом и порешили. С русской стороны вышла команда рабочих, снесла убитых врагов в одно место, сложила их в ряд, вырыла могилу. После этого с русской стороны вышел поручик Малинкин со священником в облачении и взвод стрелков при трубаче, а с немецкой – офицер и солдат в парадной форме. Как русские. Так и немецкие солдаты, не участвовавшие в погребении, открыто вышли на бруствера своих окопов. Священник с пением молитв обошёл погребаемых и прочёл "Отче наш". Взвод отдал честь павшим врагам, а когда их опускали в могилу, то произвёл установленный салют – три залпа вверх. Германский офицер плакал. Когда погребение было закончено и над могилой водружен крест, этот офицер подошел к Малинкину и чрезвычайно сердечно благодарил. "Мы гордимся, что воюем с рыцарями", – сказал он. Затем противники разошлись, с обеих сторон протрубили отбой и опустили белые флаги. Не прошло и 10 секунд после того, как флаг исчез в немецком окопе, как с русской стороны загремели выстрелы. Германцы тотчас ответили" [9].

При разгроме злосчастной армии генерала Самсонова некоторые священники погибли, некоторые даже попали в плен. Священник 29-го Черниговского полка 6-й пехотной дивизии отец Иоанн Соколов был почти сразу отпущен немцами, которые по какой-то причине решили освободить одного священника и 20 солдат. Отец Иоанн вернулся через Швецию в Россию и вынес на себе знамя полка. 29 сентября он представил знамя Черниговского полка Государю Императору. За спасение знамени отец Иоанн Соколов был награждён золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте. Николай 2-й записал в своём дневнике: "29 сентября 1914 г… Между докладами принял священника 29-го пехотного Черниговского полка, спасшего полковое знамя" [10].

Полковые священники, кстати, довольно часто имели отношение к попыткам спасения знамён частей. Видимо, к этому подвигало их особое положение. Так, в феврале 1915 года, после отхода русской 10-й армии из Восточной Пруссии и окружения XX армейского корпуса в Августовских лесах, желая спасти знамя 209-го Богородского пехотного полка 53-й пехотной дивизии, полковой священник иеромонах Филофей (Антипычев), перед прорывом из окружения обернул полотнище вокруг тела. Знамя полка врагу не досталось, так как отец Филофей пропал в Августовских лесах без вести. Иеромонах Филофей был награждён орденом святого Георгия 4-й степени.

Игумен Нестор (Анисимов), приехав перед самой войной в Москву с Камчатки по делам своего Камчатского Братства, и добровольно поехал на фронт в составе санитарного отряда. Затем он стал военным священником в Лейб-гвардии Драгунском полку. Во время боёв в Восточной Пруссии неоднократно бывал с полком в конной атаке, вывозя непосредственно с поля боя раненых. Однажды и ему пришлось спасти полковой штандарт. За спасение штандарта был награждён наперсным крестом на Георгиевской ленте. В своих воспоминаниях он писал: "…неоднократно случалось смотреть в глаза смерти под градом пуль, среди рвущихся… снарядов и фугасов, утешать напутственной молитвой умирающих воинов-страстотерпцев, а раненым облегчать страдания оперативной медицинской помощью. Любовь к ближнему и к Родине побеждали, заглушали во мне вспышки страха перед смертью. С таким же настроем я выполнял нередко даваемые мне командованием военные поручения, отправляясь на передовые позиции в сторожевую охрану. Приходилось подолгу находиться в окопах среди солдат, напутствуя их молитвой на бранный подвиг за Родину, за Русскую землю. Довольно часто мне поручали как вестовому срочно, под смертоносным огнем перевозить секретные донесения, а также бывать в разведке и участвовать в конной атаке" [11]. Кроме наперсного креста на Георгиевской ленте игумен Нестор был награждён за участие в Первой мировой войне орденами Святой Анны 3-й и 2-й степеней, Святого Владимира 4-й степени.

В годы Первой мировой войны в плену побывало не менее 104 православных священнослужителей. Они и в плену продолжали выполнять свои пастырские обязанности, иногда при довольно драматических обстоятельствах. Так, священник 3-го пехотного Нарвского полка 1-й пехотной дивизии (в мирное время располагался в Смоленске) отец Феодор Скальский был взят в плен 15 (28) августа в городе Гогенштейн в Восточной Пруссии. В русский лазарет, где отец Феодор оказывал раненым пастырскую помощь, ворвались немецкие солдаты и сделали по присутствующим два залпа. Несколько человек были убиты и повторно ранены. Оставшимся в живых было приказано встать на колени, подняв руки. На следующий день германский лейтенант обыскал отца Феодора и приказал вывести священника на опушку леса, где тот был привязан к дереву. Пленному пастырю было объявлено, что его расстреляют, как шпиона. Тогда отец Феодор попросил разрешения приготовиться к смерти. После того, как его отвязали, он достал молитвослов и стал читать отходные молитвы по самому себе.

К этому моменту собралась толпа любопытных местных жителей, пришедших смотреть на казнь "шпиона". После приобщения Святыми Дарами отец Феодор снова был привязан к дереву, а позади него солдаты начали рыть могилу. Но внезапно приехал лейтенант, обыскивавший вчера священника, и отвёз пастыря обратно в Гогенштейн. Там ему объяснили, что произошла ошибка, и что по найденным при обыске письмам установлено, что отец Феодор действительно священник, а не шпион. Позднее его отправили в лагерь для военнопленных [12].

Попадая в плен, священники никаких богослужебных предметов и книг обычно не имели. Но на груди у каждого висела дарохранительница, а собой обязательно был требник. Поэтому, оказавшись в лагере для военнопленных, православные священники организовывали возможные богослужения для солдат и офицеров, поддерживая в них духовные силы. Немцы содержали пленных офицеров и солдат отдельно. Священников обычно определяли в лагеря для офицеров, но они могли по собственному желанию отправиться в солдатский лагерь. Так, священник 30-го пехотного Полтавского полка 8-й пехотной дивизии 15-го армейского корпуса Иоанн Казарин при разгроме армии Самсонова в Восточной Пруссии попал в плен. Он не пожелал отделяться от солдат и был отправлен в солдатский лагерь. Отцу Иоанну удалось переправить несколько писем в Россию, из которых на родине узнали о тяжёлом положении военнопленных в лагерях. На его имя стали присылать помощь, в том числе и церковные облачения, богослужебные книги и книги для библиотек. По инициативе отца Иоанна в лагере с помощью перочинного ножа и лобзика был устроен иконостас [13].
Священник 270-го пехотного Гатчинского полка 68-й пехотной дивизии иеромонах Корнилий с конца 1914 года совершал молебны в офицерском лагере. Осенью 1915 года он достал антиминс, устроил в лагере церковь и стал ежедневно служить литургию. Хор состоял из пленных офицеров [14].

Освободить священников из германского плена было очень трудно. Впрочем, большинство священников сами сознательно стремились разделить судьбу попавших в плен солдат и офицеров. Так, священник 172-го пехотного Лидского полка 43-й пехотной дивизии 2-го армейского корпуса Александр Нелюбов , попавший в плен в августе 1914 года, на январь 1918 года всё ещё находился в лагере для военнопленных [15]. Следует отметить, что присутствие православных священнослужителей в лагерях военнопленных во всех отношениях способствовало облегчению их тяжёлого положения.

После гибели двух окружённых корпусов 2-й русской армии немцы бросили все свои силы на 1-ю, рассчитывая прижать её к Неману и уничтожить. Но генерал Ренненкампф разгадал этот план и смог отвести свою армию на российскую территорию и пополнить резервами. Спустя две недели Ренненкампфу удалось даже развернуть новое наступление и поддержать успех 10-й армии Флуга в Первом Августовском сражении. Эти события имеют для нас определённый интерес в связи с явлением отступавшим из Восточной Пруссии русским воинам 1-й армии Божией Матери. 25 сентября 1914 года газета "Биржевые Ведомости" сообщила: "Исключительное по интересу письмо получено от генерала Ш., командующего отдельной частью на прусском театре военных действий. Написано оно 18 сентября, почти накануне битвы под Августовом. Приводим из него выдержку буквально: "…После нашего отступления наш офицер, с целым полуэскадроном, видел видение. Они только что расположились на бивуаке. Было 11 часов вечера. Тогда прибегает рядовой с обалделым лицом и говорит: "Ваше благородие, идите". Поручик Р. пошел и вдруг видит на небе Божию Матерь с Иисусом Христом на руках, а одной рукой указывает на Запад. Все нижние чины стоят на коленях и молятся. Он долго смотрел на видение. Потом это видение изменилось в большой крест и скрылось…" После этого разыгралось большое сражение под Августовым, ознаменовавшееся большой победой" [16]. Аналогичное сообщение было и в №2519 газеты "Колокол". Согласно требованиям военной цензуры точное место и дата события указаны не были, а фамилии автора и свидетеля были скрыты под псевдонимами. Узнавшим из печати о чуде членам Святейшего Синода пришлось провести расследование, чтобы установить подробности случившегося.

Как результат проведённого расследования "Вестник военного и морского духовенства" №21 от 1 ноября 1914 года поместил статью с более подробным описанием этого чуда, происшедшего 1 (14) сентября 1914 года вёрстах в семи от города Мариамполь, Сувалкской губернии, на границе с Восточной Пруссией. Это сообщение было прислано священником Лейб-гвардии Кирасирского Его Величества Императрицы Марии Фёдоровны полка протоиереем Иоанном Стратоновичем , а затем проверено специальной комиссией под руководством благочинного 1-й гвардейской кавалерийской дивизии протоиерея Стефана Щербаковского . Свидетелями чудесного явления оказались поручик Александр Зернец и солдаты из обоза гвардейской кирасирской бригады. Матерь Божия с Богомладенцем явилась из яркой звезды и около получаса указывала рукой на Запад.

Действительно, сразу после явления под Мариамполем Божией Матери развернулось сражение, в ходе которого немецкие войска были вытеснены из Августовских лесов, а русские части вновь вышли на границу Восточной Пруссии. О чудесном явлении Царицы Небесной было доложено императору Николаю II. По его указанию были напечатаны большим тиражом армейские листовки, на которых было изображено явление Божией Матери с кратким поясняющим текстом об этом событии. Для увековечения памяти о Ея чудесном явлении, по благословению Святейшего Синода была написана икона Божией Матери, получившая название Августовская. Многочисленные списки с неё были почитаемы в народе.

Для православных русских воинов это явление Божией Матери на прусской границе имело большое духовное значение. Во время отступления русской армии из Восточной Пруссии, в тот момент, когда в сердца солдат стало закрадываться пагубное сознание превосходства врага, Богородица указала путь русскому воинству и дала надежду на победу.

В ноябре 1914 года линия фронта в Восточной Пруссии стабилизировалась, и до февраля 1915 года русские войска занимали более-менее постоянные позиции. В полках были оборудованы места для совершения богослужений. Иногда для этих целей использовались немецкие кирхи. Так, офицер штаба 3-й Финляндской стрелковой бригады 22-го армейского корпуса Сергеевский в своих воспоминаниях отмечает, что в местечке Куттен, "около штаба бригады, находилась большая, давней постройки кирха. Мы приняли меры для её охранения от ограбления и осквернения – у кирхи всегда стоял дневальный. Правда, до его постановки кто-то пытался поиграть в кирхе на органе и его поломал. Но никакого беспорядка там не было и серебряные чаша и крест оставались нетронутыми на престоле. Вскоре после занятия Куттена, при штабе стали совершаться воскресные богослужения полковыми священниками, по очереди. Богослужения эти совершались в той же кирхе, для чего, перед лютеранским престолом был поставлен православный, походный. Стены кирхи были к Николину дню (праздник одного из полков) убраны ельником. 12 декабря (ст.стиль), в день немецкого Рождества, две древние старухи, одной за 60, другой – около 80, пытались пройти в церковь. Дневальный их задержал и, опасаясь, что они хотят сигнализировать противнику с колокольни, привёл в штаб. Я разрешил пустить их в церковь. Помолившись там, они вернулись к штабу и что-то старались объяснить офицерам. Позвали меня. Оказалось, что они, растроганные до слёз, благодарят за то, что их церковь не только не разорена, но даже украшена и русские по-видимому, там молятся" [17].

В первых числах декабря 1914 года поездку по фронту в Восточной Пруссии предпринял протопресвитер армии и флота Георгий Шавельский. Посетив штаб 10-й русской армии, он через Лык (Элк), Видменен и Дунайкен проехал в расположение 8-й Сибирской стрелковой дивизии у Мазурских озёр, затем, через Гольдап – в расположение 20-го армейского корпуса, потом в 26-й армейский корпус генерала Гернгросса, и, наконец, в Шталлупенен (Нестеров), где находился штаб 3-го армейского корпуса генерала Епанчина. Протопресвитер Георгий ознакомился на месте с состоянием духовного окормления военнослужащих, с организацией богослужений на фронте. Впечатления от поездки опубликованы им в воспоминаниях.

Работу военного духовенства на фронтах первой мировой войны можно в какой-то степени оценить по количеству полученных священниками наград. До марта 1917 года военные священники получили орденов святой Анны 1-й степени с мечами и без мечей – около 10; 2-й степени с мечами и без мечей – более 500; 3-й степени с мечами и без мечей – более 800; святого Владимира 3-й степени с мечами и без мечей- более 40, 4-й степени – около 250. Золотым наперсным крестом на георгиевской ленте быдо награждено 244 священника [18]. Какая доля из этих наград была заслужена на полях именно Восточной Пруссии – сегодня выяснить достаточно трудно. Но, например, из 11 священников, награждённых в войну орденом святого Георгия, пятеро прошли через бои в Восточной Пруссии:

1.священник 6-го Финляндского стрелкового полка Андрей Богословский,
2.священник 289-го пехотного Коротоякского полка иеромонах Евтихий (Тулупов),
3.священник 5-го Финляндского стрелкового полка Михаил Семёнов,
4.священник 7-го Финляндского стрелкового полка Сергей Соколовский ,
5.священник 209-го пехотного Богородского полка иеромонах Филофей (Антипычев).
Они, конечно, могли заслужить орден святого Георгия и позднее. Например, священник Сергий Соколовский после Восточной Пруссии был со своим полком переведён на австрийский участок фронта, а затем служил в русском экспедиционном корпусе во Франции. Но в Восточной Пруссии эти священники в 1914-1915 годах побывали.

Подводя итоги, можно сказать, что в период боевых действий в Восточной Пруссии с августа 1914 по февраль 1915 годов военное духовенство Российской императорской армии достойно выполнило поставленные перед ним задачи и показало себя с наилучшей стороны во всех отношениях. Впрочем, на других участках фронта ситуация складывалась аналогично. Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич дал в 1915 году такую оценку деятельности полковых священников: "Мы в ноги должны поклониться военному духовенству за его великолепную работу в армии". Ряд священнослужителей за добросовестное выполнение своих обязанностей в экстремальных условиях и на поле боя был награждён орденами Российской империи. К сожалению, революция, гражданская война и годы советской власти практически стёрли из памяти эту страницу русской церковной и военной истории. Сам институт военного духовенства до сих пор в России не возрождён.
http://rusk.ru/st.php?idar=114489
Командиры в кустах не слабятся
Аватара пользователя
прапор
Министр обороны
 
Сообщения: 5456
Зарегистрирован: Пн июл 07, 2008 11:37

Сообщение Tykworez » Вс окт 23, 2011 21:02

Парадоксальная ситуация возникла в американской армии во время войны во Вьетнаме. Воздушной медалью (Air Medal) награждались пилоты (и другой персонал) в том числе и за количество часов налёта. Учреждённая в 1942 году медаль учитывала часы налёта экипажей самолётов. Эта традиция продолжилась и в Корее и во Вьетнаме, во времена реактивной авиации, причём некоторые члены экипажей могли получить и две и три и больше медалей, что отражалась в виде значка на ленте прилагаемой к медали. Ими действительно награждали за часы боевого налета, но те, кто определял эти часы, не учли, сколько пришлось летать вертолетчикам. Многим экипажам при норме 4 часа в сутки не редко приходилось летать по 10-12, а бывали случаи и по 18-20 часов! В результате, многие вертолетчики за свои вьетнамские командировки (1 год) набирали по пять с лишним десятков таких медалей! :)
Архивная обработка документов предприятий и организаций. ЛС.
Аватара пользователя
Tykworez
Вождь нации
 
Сообщения: 1060
Зарегистрирован: Ср янв 24, 2007 09:42
Откуда: Ставрополь

Сообщение прапор » Пн окт 24, 2011 09:50

Tykworez писал(а):Воздушной медалью (Air Medal)
Вложения
1 001.jpg
1 001.jpg (51.25 КБ) Просмотров: 2636
Командиры в кустах не слабятся
Аватара пользователя
прапор
Министр обороны
 
Сообщения: 5456
Зарегистрирован: Пн июл 07, 2008 11:37

Сообщение Tykworez » Чт окт 27, 2011 21:48

Хрен его знает кто стебётся - наши или пшеки. Но вроде фотки реальные
Кому интересно - польские колониальные войска в "межсезонье", тфу! между ПМВ и ВМВ.
смотри здесь: http://szhaman.com/ax-dajte-dajte-mne-d ... #more-5728
Архивная обработка документов предприятий и организаций. ЛС.
Аватара пользователя
Tykworez
Вождь нации
 
Сообщения: 1060
Зарегистрирован: Ср янв 24, 2007 09:42
Откуда: Ставрополь

Сообщение прапор » Вс окт 30, 2011 12:40

Tykworez писал(а):Хрен его знает кто стебётся - наши или пшеки. Но вроде фотки реальные

:roll: да все реально:
После первой мировой войны Польша вдруг захотела себе Анголу в качестве колонии. Ангола была вовсе не немецкой колонией (делёж которых как раз и происходил после поражения Германии в войне), а португальской. А формально нейтральная Португалия под британским давлением перехватывала немецкие транспорты, шедшие в Намибию — в то время немецкую колонию.
В общем, оснований у поляков на Анголу никаких не было. Но колонии иметь очень хотелось. На фотографии — негр в форме польских колониальных войск. Колоний ещё было, но войска уже были сформированы. Также в Польше проходили демонстрации под лозунгом "ТРЕБУЕМ заморских колоний для Польши!".
Командиры в кустах не слабятся
Аватара пользователя
прапор
Министр обороны
 
Сообщения: 5456
Зарегистрирован: Пн июл 07, 2008 11:37

Сообщение Tykworez » Вс окт 30, 2011 22:37

прапор писал(а): А формально нейтральная Португалия под британским давлением перехватывала немецкие транспорты, шедшие в Намибию — в то время немецкую колонию.

Прапор, всё то ты знаешь, моссад, таки, горько завидует и рыдает за твою осведомлённость :)

прапор писал(а): В общем, оснований у поляков на Анголу никаких не было. Но колонии иметь очень хотелось.

Эх, и мне тоже Очень-Очень сильно хочется какую ни на то колонию, ну или деревушку :oops: Удивительный народ, ну русские понятно почему полякам должны земли, поклонение и контрибуции - русским не повезло иметь под боком такую соседку. Но как они мотивировали претензии к португальцам? Браткая католическая помощь?
Архивная обработка документов предприятий и организаций. ЛС.
Аватара пользователя
Tykworez
Вождь нации
 
Сообщения: 1060
Зарегистрирован: Ср янв 24, 2007 09:42
Откуда: Ставрополь

Сообщение прапор » Пн окт 31, 2011 11:00

Tykworez писал(а): моссад, таки, горько завидует и рыдает за твою осведомлённость

Таки шо рыдать, берите меня к себе :wink:
Tykworez писал(а):Но как они мотивировали претензии к португальцам? Браткая католическая помощь?

Не, надеялись, что при распиле немецких колоний португалии чето в замен дадут. Но те кто делил :roll: не учли пожелания польши на счет колоний, но зато польша получила самый жирный кусок в европе
Командиры в кустах не слабятся
Аватара пользователя
прапор
Министр обороны
 
Сообщения: 5456
Зарегистрирован: Пн июл 07, 2008 11:37

Сообщение БЕС башни » Пн окт 31, 2011 17:27

Tykworez писал(а):Многим экипажам при норме 4 часа в сутки не редко приходилось летать по 10-12, а бывали случаи и по 18-20 часов!

Мы летали в одиночку по долине между Плейми и массивом, доставляя небольшие патрули в новые места. Мы вымотались настолько, что осторожность, мастерство и даже страх оставили нас, пока мы грохались на свежие зоны, в одиночестве и без прикрытия. После завтрака я чувствовал себя неплохо, но к десяти утра опять начал делать 'прангинг'(Неофициальный термин, который мы выучили в школе, описывающий и звук, и то, как расходятся полозья при очень жесткой посадке ). И Лен тоже. Такой, за которой следует неприятный взгляд инструктора. Или увольнение с работы. Я терял способность сосредоточиться. Я выполнял заход на ровное место и потом просто тупо сидел, пока земля не била по полозьям. Этот удар взбадривал меня настолько, что я мог сделать более-менее нормальный взлет. Но когда полет длился больше десяти минут, я вновь начинал угасать. Мы менялись с Леном каждые полчаса. Оба гнили на глазах.
В полдень исполнились двадцать четыре часа с того момента, как мы покинули зону Гольф. Казалось, прошел месяц. Почти двадцать из этих двадцати четырех часов мы провели в воздухе. Ничего удивительного, что при 'прангингах' мы хихикали. Усталость вызывала помешательство.
Мы летали весь остаток дня и начало ночи. Я не помню дозаправок. Я не помню посадок. Я не помню, кого и куда мы доставляли. Я не записывал число вылетов или что-то еще, что было положено делать. Потом нам говорили комплименты насчет того, как хладнокровно мы вели себя под огнем. Я не помню даже этого огня. Мейсон Роберт "Цыпленок и ястреб"
Это просто праздник какой-то!
Аватара пользователя
БЕС башни
Начальник генштаба
 
Сообщения: 1155
Зарегистрирован: Ср ноя 01, 2006 22:52

Сообщение Koliostro » Вт ноя 01, 2011 11:14

История будущего...
Аватара пользователя
Koliostro
Граф
 
Сообщения: 10989
Зарегистрирован: Вт июл 28, 2009 12:32
Откуда: Из формулы любви

Сообщение Tykworez » Вт ноя 01, 2011 18:29

прапор писал(а):Таки шо рыдать, берите меня к себе :wink:


ТЮ-ю, да нЭ вАпрос! :)
Архивная обработка документов предприятий и организаций. ЛС.
Аватара пользователя
Tykworez
Вождь нации
 
Сообщения: 1060
Зарегистрирован: Ср янв 24, 2007 09:42
Откуда: Ставрополь

Сообщение прапор » Чт ноя 03, 2011 10:11

Tykworez писал(а):ТЮ-ю, да нЭ вАпрос! :)

Когда приходить на работу? :?
Командиры в кустах не слабятся
Аватара пользователя
прапор
Министр обороны
 
Сообщения: 5456
Зарегистрирован: Пн июл 07, 2008 11:37

Пред.След.

Вернуться в История

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1